Мищенко Ю. ПРИКЛЮЧЕНИЯ АДАРА КЛЁНОВА И ЕГО КОМАНДЫ
Повесть

Вступление
Я долго думал, как мне начать это повествование, советовался с командой, друзьями, ну, короче говоря, ломал голову над этой проблемой. Я разрывался, с чего начинать. Думаю - это интересно, надо с него начинать, а через десять минут, а это еще интереснее, надо с него... И так целый лувр. Но однажды... Впрочем, давайте всё по порядку.
Пятидесятого лу четвертого лувра, что соответствует 18 августа по летоисчислению переломных веков, в полдень я, наконец, забросил мысль о рассказе в самые темные уголки своего мозга, и по поручению команды разрабатывал маршрут нашего нового путешествия, который должен был проходить через Галактику MG-316, потом в Большое Магелланово облако, а оттуда в нашу родную Галактику. Как я узнал, в НCTC-1016 открылся конкурс на лучшего контактёра "Великого Скопления-5". Ну да ладно. Сижу я за, компьютером и вдруг слышу мягкое позвякивание моего робота (это я специально запрограммировал, чтоб он меня не пугал).
- К вам гость, - громогласным голосов возвестил тот. Я обернулся. В дверях стоял Крис, мой друг.
- Привет! - весело воскликнул он. - Что, еще не решил свою задачу о рассказе?
- Привет! - грозно рыкнул я на него, потому что от его слов проблема снова захватила крепость мозга, сняв заграждение, - Нет.
- Ну, тогда у меня есть к тебе предложение, - продолжил он, пропустив мимо ушей мой грозный тон. Вдруг он остановился.
- Какое? - спросил я, смягчившись.
- Начни с самого начала.
- Я об этом уже думал, - начал я, - но это читателю будет не интересно...
- А ты откуда знаешь? - выпалил он.
Это было настолько очевидным, что я умолк.
- Ты прав, - через минуту, наконец, сказал я, и, подумав, добавил, - но ради тебя я сделаю исключение.
- Исключение? - Крис вскинул брови. - Какое?
- Этот спор я поставлю в первую главу.
Так родился этот рассказ. А дальше...
Гриша, Элост и Инор.
В этой главе я расскажу вам о том, где и как я познакомился с Гришей Ошейниковым, Элостом Трансом и Инором Пикалабувым. Познакомился я с ними в конторе по продаже частных космолетов. Это чтоб вам было понятно, где происходит разговор. Ну вот, с детства я мечтал когда-нибудь полететь к звездам, в другие Галактики, или еще куда подальше. Но в моем детстве туда летали только научные экспедиции, и поэтому я бывал только на Марсе, Юпитере и Венере. Дальше мы тогда еще не летали. И вот. Через полет я вдруг узнал, что некая компания "Космотрансглобаль" занимается распродажей космолетов. Ну, я, естественно, мчу в самом отличном настроении в эту фирму. Проходит пять минут ... и я выбредаю оттуда с опущенной толовой. Оказывается, всех тех денег, которые я за столько лет накопил, не хватает даже на самый дряхленький космолетик! Я отправляюсь опять копить. На какое-то время, я даже забыл, на что коплю и даже, знаете, перекопил малость. Но, вспомнив, я тут же побежал в ближайшую фирму. Дежурный робот с радостью принял меня и, усадив в мягкое кресло, показал и рассказал мне про всё, имеющееся на складах фирмы естественно, космолеты. А после просьбы показать что-нибудь другое более дешевое, так же вежливо и предупредительно попросил меня обратиться в конторы столиц, и подробно проинструктировал, как проехать в самую лучшую фирму общественным транспортом. Все дело в том, что денег у меня опять не хватало. А самый лучший из дешевых космолет, является четырёхместным. Ну, встал я и вдруг вижу: выходит с такой же кислой миной человек из другой секции... И ту меня осенила прекрасная идея... Подскакиваю я к нему, хватаю за плечо и говорю: "Здравствуйте, меня зовут Адар Клёмов, а вас?!" Он на меня так уставился, и говорит: "Элост Транс, а что?" "У вас также не хватает денег на космолет?" "Да, а откуда вы знаете?" "Достаточно взглянуть на вашу физиономию, - пробормотал я, и уже увереннее спросил, - А, сколько у вас процентов от стоимости корабля?" "Процентов 30-ть. А что?" "А у меня 50-т! Сложимся?!" "Да, но..." "Что?" "Еще 20-ть..." "А другие два! Они ведь тоже вложат свои денежки, а? По рукам?!" "По рукам". Наши руки сомкнулись. "Значит, как я вас понимаю, мы здесь будем дежурить в ожидании людей с э-э... разочарованными физиономиями? Я правильно вас понял?" "Угу. Сегодня и завтра дежурить буду я, и давай на ты". "Ладно. Завтра в 14-ть я прихожу сюда". "Да. Ну, пока". "Пока". За свое дежурство я поймал одного человека. У него было 30% стоимости. Но поскольку нам нужно было собрать квартет, я стал ловить следующего. Но следующего привел Элост. У того было 50%. В отличие от меня, Элост не надеялся, что попадется человек хотя бы с 80% психологической совместимостью, а задавал тесты, и кто не подходил, тех отбрасывал. Так собралась и сформировалась наша команда. А поскольку денег оказалось больше, чем надо было, мы решили купить другой, более совершенный космолет. Что и сделали, единогласно выбрав космолет класса МК-9. Скажу по секрету, пройдя через ряд ремонтов и усовершенствований, он до сих пор служит нам. Единогласно мы назвали его "Четыре космоплавателя". И, конечно же, не единогласно, выбрали командира. На этом я остановлюсь поподробнее.
Ссор за командира корабля возник между двумя людьми, вложившими наибольшую сумму: Гришей Олейниковым и мной. В свою пользу Гриша приводил то, что это он предложил купить именно этот космолет, и что он когда-то занимался астрономией и пилотировал некоторые космолеты. А я такие аргументы, как-то, что сложиться на корабль предложил я, и то, что в последнее время я буквально проштудировал от корки до корки всю пилотажную литературу, что имелась дома и в ближайшей библиотеке, естественно. В конце концов, мы провели экзамен с помощью копии пульта управления звездолетом. При этом оказалось, что Гриша уже несколько подзабыл теорию управления, и таким образом я стал командиром и пилотом одновременно. При этом Гриша оказался человеком незлобивым, Элост видимо специально подбирал такого, и больше на место капитана не претендовал. Дальше места распределились так: Гриша Олейников - поскольку он знает, или знал астрономию, стал астронавигатором и связистом. Элост - транс врачом и программистом, я думаю, ясно почему, а Инор Пикалабув, четвертый член нашего экипажа, стал механиком и поваром, а также, ввиду большой эрудиции, консультантом в неизвестных вопросах. Ну а я: командиром, пилотом, программистом и даже техником-ремонтником. Уф, я и не знал, что командиром так тяжело работать! Да, чуть не забыл, если я по какой-то причине не выходил на работу, заменял меня Гриша.

Путешествие первое

В этой главе я расскажу вам о нашем первом большом путешествии. Лететь мы на первых порах решили к Барнарде, дальше мы не решились, а оттуда по усмотрению. Кавардак в этом полете был, я вам скажу, ужасный, даже больше, чем в фирме по распространению космолетов. Старт, например, мы назначили на 31-е 2-го лувра, а "Космоплаватель" приплыл (не улыбайтесь, для удобства транспортировки корабли на космодром транспортировали по воздуху в особых гравиканалах), приплыл только 30-го. Но не буду распространятся на этот счет...
Очередной раз выключив "виф" и трахнув кулаком по столу, отчего стол прогнулся сантиметров на пять и в эту ямку поскатывались ручки и записные пластинки, я вдруг в приступе юмор-бешенства спросил, обращаясь к товарищам:
- Кто-нибудь сегодня завтракал?!
Они переглянулись и удивленно уставились на меня, как на крокодуку, известный гибрид от птицы иликок, тоже гибрида, и тигра без пятой ноги.
- Нет, - наконец ответствовал Инор.
- Можете радоваться, - с ехидцей продолжал я, - эти дубы из ФПК-блин решили накормить нас ими!
Они непонимающе смотрели на меня. Я не выдержал:
- Ну, что тут неясного, - заорал я, - космолет будет на космодроме только завтра.
- Когда? - у Гриши, казалось, глаза сейчас вылезут на лоб и на затылок. - Но ведь старт через два дня!
- Ох! - Элост разом выпустил дух.
- А ты ругался, - это Инор.
- Инор, - ответил я, - у тебя наверно разладка функций мозга.
- Почему это? - возмутился он.
- Потому, что во избежание быстрой порчи человеческих нервов, во всех конторах работают роботы, - продолжил за меня Элост. - Так? - Я с грустью улыбнулся.
- Да кончайте вы, - отозвался Гриша. - Собирайтесь лучше. А то старт придется откладывать из-за неготовности вещей.
- Пожалуй, он прав, - снова подал голос Инор, - давайте работать лучше.
За работой я забыл об утреннем инциденте, но за обедом он опять всплыл в моей памяти с новой неосознанной тревогой. Я поделился этим своим чувством с товарищами. Они отнеслись к этому скептически.
- За работой снова забудешь, - напророчил мне Инор, и оказался прав.
Но к ужину ощущение всплыло опять. Только в более определенных формах. Вот примерно в таких: если корабль запаздывает на два дня, и, скорее всего по вине ФПК, то мало ли чего можно от них еще ждать, И я решил взять с собой двух дополнительных роботов. Зная, что товарищи этой затеи не поддержат (зачем нам лишний груз), я упаковал их ночью. После чего уснул мертвым сном. 0 следующем дне сказать вообще-то нечего. Утром в ФПК я узнал, что те собираются отправить космолет в подготовительный космопорт к полудню, а позвонив в поддень на космопорт, услышал, что он туда уже поступил и заправляется ударбом. Дальше всё проходило по плану: зарядка, разминка, упаковка вещей, завтрак, упаковка вещей, обед, упаковка вещей, отдых, ужин, сон. В девять я поднялся и, на цыпочках пройдя к своему столу и взяв колокольчик, со всей силой, на какую был способен, позвонил в него. В доме раздался оглушительный звон, слившийся с топотом шагов. Гриша, Элост и Инор ворвались в мою комнату, и тут я оглушительно рявкнул:
- Подъем!!!
- Болван, - оценил мои старания Инор.
- Мягко сказано, - тут же опроверг Гриша.
Дальше я ничего не слышал, поскольку пошёл в ванную. Сделав зарядку и пробежку, мы, принялись грузить свои вещи и к одиннадцати всё закончили. Оставшееся время до старта мы посвятили прощанию с городом. В 18 часов мы уже были в космопорту. А так как космолет выставляли на взлетную полосу только за пол часа до старта, пятнадцать минут у нас оставалось. Мы решили посмотреть на корабли и повторить действия перед стартом. Наконец наружный приемник у меня запикал и предупредил, что до старта остается 35 минут. Мы прошли по прозрачным посадочным коридорам к нашему сектору. Как только я увидел нашу машину, мне стало смешно за себя. Я толкнул Инора в бок и сказал:
- А я представлял себе нашу ракету стометровой горой! - На что тот лишь усмехнулся.
Мы подошли к лестнице, ведущей к люку. Лестница была гладкой, но как только я ступил на неё, на ней появились ступеньки. Молча мы поднялись к люку запихнулись в лифт и поднялись к рубке. Развалившись в кресле пилота, я запросил часы о времени до старта. "5 минут" - раздался тоненький голосок. "Спасибо" - поблагодарил я и обратился к Инору:
- Проверь корабль.
- За пять минут? - искренне удивился он.
- В общем-то, да, - согласился я, и окинув взглядом пульт управления, вдруг с ужасом обнаружил, что он мне совершенно незнаком. Вернее, не то чтобы совершенно, частично конечно, но всё равно... Лихорадочно я стал искать рычаг пуска и управления.
- Ты что, забыл пульт управления? - спросил, завидя мои страдания, Гриша.
А Инор вздохнул:
- Они нам не тот пульт поставили...
Только я их нашел нужные кнопки, голос из динамика спросил:
- 0017, готовы?
- Да, ответил я.
- 0017, до старта две минуты, приготовится!
Как я знал "приготовиться" означает продуть двигатели и запустить вспомогательные реакторы.
- До старта минута!
При этих словах запускался главный реактор. Корабль чуть заметно задрожал.
- Тридцатисекундная готовность. Начинаю отсчёт: 25, 24, 23, 22, 21, 26, -двигатель заработал чуть сильнее. - 15, 14, зависание, 11, 10, - Корабль поднялся над землей на 12 метров. - 5, 4, 3, 2, 1, СТАРТ!
Мерно загудели двигатели, корабль стал медленно набирать высоту. 20 метров, 25-ть, быстрее, быстрее, вот уже промелькнула 1000-а, и вдруг корабль перестал набирать высоту. Он завис. С земли поступил запрос:
- В чем дело? Что-то не в порядке?
- Нет, всё о-кей, - пропел в микрофон Элост, поскольку я дергал рычаги на энергошкале.
- Дерни красный рычаг, - ехидно подсказал Гриша. Рука автоматически дернула красный рычаг, от чего ракета рванулась вверх, а нас всех вжало с невероятной силой в кресла.
- Дурак, - вскрикнул Инор, - ты же включил суперфорсаж!
- Вы что, сумасшедшие? - донеслось с земли - Так набирать высоту...
А корабль и действительно летел вверх как стрела. Пока я опомнился и толкнул обратно красный рычаг, мы вышли в космос. Гриша, видя, что ему может влететь, под предлогом проверки корабельного имущества, быстренько смылся из рубки, я же попросил у инфора корабля инструкцию к этой махине. Когда она появилась на экране, я как одержимый уставился в него. Инор, покачиваясь, ушел на камбуз, а Элост, от нечего делать, стал изучать звездную картину на обзорном экране. Через пол часа я покончил с инструкцией, установил регулятор мощности на 15-е деление (тот, что я нашел перед стартом, был вовсе не регулятором мощности, а регулятором скорости. Скорость зависит от мощности, поэтому мы так быстро набрали высоту во время взлета) и решил разделаться с Григорием. Я знал его пристрастие к киберсистемам и поэтому сначала спустился к роботоскладу. Не дойдя до дверей, я услышал громкое чертыханье. Это оранье возбудило мое любопытство, и я на цыпочках пробрался к дверям роботосклада. Сначала я услышал бормотание и неясное щелканье, после чего раздался громкий треск и новый взрыв непристойных слов. Голос, безусловно, принадлежал астронавигатору, что оборвало во мне последние ниточки терпения и я нажал три клавиши. Дверь беззвучно разъехалась передо мной. Астронавигатор сидел, сгорбившись, у какого-то безжизненно лежавшего робота. Меня так и подмывало сказать о красном рычаге, но я поступил не так.
- Нажал красную кнопку? - громко спросил я.
Он еще больше сгорбился, будто я не задал вопрос, а огрел его дубинкой по голове, и тихо ответил:
- Ничего я не нажимал...
- А почему программно-модульный отсек открыт? - Гриша, наконец, распрямился и посмотрел на меня:
- Я не нажимал красной кнопки, а за рычаг прости, то был какой-то порыв. Я, в общем-то, умею себя сдерживать...
- Да ладно, я не сержусь. Сам виноват.
- А насчет роботов..., они плохо работают, если вообще не бракованные или неисправны.
- Что? Неисправны? Почему? Как?
- У них расстройства мыслеобращения в жизненно важных секторах.
- Но почему?
- Их неправильно расположили, ты пра...- Дверь, открылась, и появился Инор:
- В чём у вас трудности? - спросил он, глядя то на меня, то на робота, то на Гришу. А я усмехнулся и ответил:
- Я же предупреждал вас. К счастью на корабле нет таможни и я пронес два чемодана сверх нормы. - И тут раздался крик:
- Сюда, работает!!!
Я бросился к астронавигатору, но по дороге споткнулся, растянувшись на полу. Инор проделал то же самое. Но быстро поднявшись, мы прибежали к Грише. Робот стоял прямо напротив Гриши. В его цилиндрическом корпусе был выдвинут программный отсек и на нем горела зелёная лампа.
- Поручи проверку остальных ему. Кстати, что у него за номер?
- 03, из шести.
- Ладно, пошли ко мне, у меня там для вас сюрприз.
Сказано сделано. Через час оба мои робота были собраны и включены. Мы уже собирались дать им какую-нибудь работу, когда робот-повар через внутрикорабельную связь сообщил, что обед готов. Мы поднялись в кают-компанию. Инор тут же присвистнул, а Гриша стал обводить удивленным взглядом пространство зала.
- Интересно, - спросил шепотом Элост.- Не работают только работы широкого профиля или все?
- Н-да, - поддакнул его мыслям Гриша, - тащить еду через такую громаду...
И действительно, зал кают-компании был огромен. В высоту он был метров 10, а в ширину все 20-ть... Зал был круглым с куполообразным потолком, который весь светился. В правой стороне была небольшая полянка, почти по всей площади пола был простелен мягкий зелено-желто-красный ковер, посреди кают-компании стоял одноножный круглый столик, вокруг которого расположились четыре стула на шаровых шарнирах, напротив левой стенки стояли четыре шезлонга, а напротив них был голограммный стереоэкран. Это достижение ТВ техники позволяло создать объемное изображение прямо в воздухе, и таким образом действия становятся более реальными. Справа от экрана была клавиатура кадров. Из стола тоже были выдвинуты клавиатуры. У правой стенки стояли разнообразные аппараты для отдыха, а по другую сторону зала было три двери. Когда мы расселись в мягких креслах, одна из дверей открылась, и в кают-компанию въехал робот-официант с подносом уставленным пластиковыми тарелками. А когда он подъехал к столу, раздался возглас восхищения: на подносе не было энергокубиков, а лежали настоящие кушанья и даже из репертуара прошлых веков, например, бутерброды из XX, суп из скандерлавий из ХХП, толченка картофельная из …, наверное, с доисторических веков, каша из океанского в типлуса из XXIII... Мы кинули благодарный взгляд на Инора и с жадностью стали поглощать продукты. После того, как робот-официант унёс пустую тару, мы вышли в среднюю дверь. Пройдя небольшой коридор, вышли в следующий зал. Это был спортзал, Везде на полу там была трава, потолок изображал дневное небо, посреди зала находился мини стадион, рядом - небольшой, но глубокий бассейн с вышкой, справа и слева располагались спортснаряды, спереди стояли шезлонги, а в дальнем углу были посажены деревья. Правда, небольшие. Среда этого импровизированного леса даже бродили небольшие животные, гибриды специально выведенные для космолетов. Идя обратно, мы разговорились. Оказалось-то, не только я контрабандист. Например, Инор протащил с собой свою кошку, ящерку и черепашку. Элост - собаку, Гриша - домашнего робота и гилона, что-то вроде курицы и тигра. Но ругаться я не стал. Когда я пришёл в свою каюту, то удивился прозорливости конструкторов. Каюта была совершенно пустая, полная свобода для действий. Единственно, что было тут постоянно, это откидная надувная кровать, за ней шкафы для разных вещей, откидной стол, рядам с ним голограммный экран уменьшенного изображения, иллюминатор со светофильтрами. Я послал робота за моими чемоданами и когда тот принёс их, начал обживать каюту. Первым делом я на подоконнике и полках расставил цветы, посадил другие, расставил книги по полкам и другие мои вещи. Но когда я распаковал чемодан под №35, то услышал призывное кулькотание. В мозгу у меня закопошился неосознанный червяк прозрения, и когда из открывшегося чемодана выскочил кульколак (умнейшее существо из Кульки), я всё окончательно понял. Оказывается, я этот чемодан паковал перед обедом и в нём лежали мясистые лимонки, любимое лакомство кульколака, а поскольку меня позвали на обед, я не успел запечатать чемодан и кульколак впрыгнул в него. Я порылся в чемодане и вытащил, вместо прекраснейшего лимонка, горшок земли. Взглянув на кульколака Мика, я покачал головой, а тот, видя свою вину, схватил занавески и стал их вешать на иллюминатор. Покончив с этим делом, Мики, принялся помогать мне распаковывать вещи. Таким образом, раньше других покончив с вещами, мы с Мики решили посмотреть убежище своих соседей. Мы вышли в коридор, который при нашем появлении засиял белым светом. Я прошёл к следующей каюте и открыл дверь. Там на корточках возился Гриша со своим гилоном. Робот уже всё расставил, и я увидел уже законченную картину: на прозрачной полке, там, где у меня были калькулятор, электронный бортовой журнал, набор записных пластинок и всё в этом роде, у него была целая коллекция моделек космических кораблей, роботов, машинок и тому подобного. Одна из нижних секций стенного шкафа была вытянута, и в ней виднелись микросхемы, около кровати была небольшая конура и то, что было во всех каютах: цветы, глобус, звездная карта, Я позвал его и попросил взять с собой глобус. Чуть повозившись с гилоном, Гриша пошёл со мной, захватив то, что я просил. Зайдя к Элосту, мы захватили цветы, у Инора - рельефный глобус, а у меня вторую модель нашего корабля. Цветы мы развесили в кают-компании и в рубке, рельефный глобус и модель корабля - в кают-компании, а глобус - в рубке, после чего мы расселись в удобных креслах рубки. Я прибавил скорости, и мы понеслись за пределы Солнечной системы. Мимо промелькнула полосатая тень радиомаяка, и вскоре вдали стал вырастать, одновременно наливаясь красками, диск Сатурна.
- Слушай, - обратился ко мне Элост, - а мы будем пролетать мимо внешних спутников?
В ответ я посмотрел на Инора, он на Гришу. Тот съежившись под столь пристальными взглядами, ответствовал:
- Нет. Хотя в правом углу будет виден Титан.
- А-а-а! - протянул Элост и замолчал.
Я взглянул на часы, пауза затягивалась. - Вот что, - наконец оборвал я её, - займитесь-ка полезным делом.
- То есть? - удивился Инор.
- Ну, ты же эрудит, - с наигранным удивлением ответил я, - неужели не понимаешь?
- Не-а, - получил я в ответ. - Он будто и не заметил моего ехидного тона.
- Ну, например, - продолжил я, - осмотреть склады там, проверить..., - я недоговорил.
- Смотрите! - раздался вдруг возглас, и то, что я увидел в следующую минуту, позабыть невозможно...
Я и раньше видел по гологравизорам космические фрегаты, но одно дело по визору, другое тут, возле Сатурна... Вообще-то зрелищность таких событий, как полёт фрегата, зависит от той фазы, в которой он попадается тебе. Например, фрегат может быть в полёте, тогда он просто похож на сверкающую бочку. То, что увидели мы, так отличалось от фазы полёта, как пчела от стрекозы. Фрегат только набирал скорость. Представьте себе, что в темноте, утыканной звездами, на фоне огромной разноцветной планеты, как ножом перерезанной кольцом, скользит огромный цилиндр, утыканный антеннами, энергозаборниками и прочим оборудованием, словно парусами... Корабль ещё не набрал высокой скорости осевого вращения, и его можно было хорошенько разглядеть. Цилиндр был повёрнут к нам своей широкий зеркальной кормой. Метрах в пяти над ней виднелась точка солнечной батареи. Огромные паруса енергозаборники возвышались над этой конструкцией. Рядам с этой махиной шныряли маленькие, юркие катера-буксиры. Больше мы ничего не увидели. Фрегат серебряной искрой промелькнул мимо боковых экранов, и скрылся за кормой.
- Ну, так, что? - наконец выдавил я.
- Да ладно уж, - ответил, вскакивая Инор.
Элост тоже побрел к выходу, навигатор же остался сидеть в своём кресле.
- Гришка, - начал било я, но обернувшись, заметил, что он исчез. - Бр-р..., - поморщился я. - Ну и ну!
В конце концов, я решил заняться разработкой распорядка дня и через 45 мин. он был готов. Вот он: 10:00 - подъем; 11:00 - зарядка и обмывание; 13:00- завтрак; 14:00 - проверка функций корабля; 18:00 - свободное время; 22:00 - обед; 23:00 - свободное время; 30:00 - проверка функций корабля; 35:00 - ужин; 36:00 - свободное время; 42:00 - отбой.
В сущности, почти всё время суток составляет свободное время. Это и не удивительно: каждый все время проводит по своему усмотрению. Ну, так вот, как только я закончил этот распорядок дня, который потом, в общем-то, никто и не думал выполнять, мелодичный сигнал предупредил меня: входят люди. Я нарочно не обернулся, за что получил щелчок по макушке. Вскрикнув, я вскочил.
- Мы тут посоветовались, - сказал Элост, - и решили...
- ...что нам надоела гравитация, - подхватил Гриша.
- Это не даёт вам права бить первого встречного, - простонал я в ответ.
- Мы пришли не для этого, - опроверг мои нападки Инор.
- Не похоже.
- Мы пришли, чтобы ты устроил нам невесомость.
- Ага! Чтобы легче было драться...
- Да нет, не для этого.
- Угу!.. Ладно, я подумаю, а пока идите-ка спать.
Они развернулись и ушли, а я посидел немного, оглядел приборы, ещё раз убедившись в их исправности. Некоторые приборы не работали, но это были приборы, относящиеся к внепространственному переходу, например счётчик каривсов, трубка битауза и т.п. Переход должен был состояться в три часа ночи. Потом я встал и пошел в свою каюту. Спал я плохо. То и дело вскакивая, прислушиваясь к звукам корабля, засыпая и опять вскакивая. И поэтому еле слышный крик был последней каплей в мою чашу терпения. Я выскочил в коридор. Из-за поворота виднелась, что-то тёмное. Крик повторился как раз из-за угла. Я направился туда и вдруг обомлел: из-за поворота торчала окровавленная нога человека. Я остановился, и вдруг из-за угла выглянула свирепая черная рожа. Зарычав, она двинулась на меня. Ноги мои налились свинцом, язык не слушался, меня буквально парализовал страх, с которым я вскоре всё-таки справился. Я медленно стал пятиться. Чудовище надвигалось. Еще шаг..., еще… В спину упёрлось что-то холодное и гладкое. "Стена", - понял я, а чудовище надвигалось... Отступать было некуда и поэтому я, дико закричав, бросился на чудовище, которое даже растерялась, увидев меня. Я же, подскочив к нему, двинул ему в глаз и в нос. Чудовище, дико завыв совсем по человечески, схватилось за нос, я же в это время уже скрылся в каюте.
На следующее утро мы расположились в рубке. Впереди по курсу уже сверкала Барнарда, Она была пока что ещё очень мала, чуть больше горошины, но все равно впечатление производила неизгладимое.
- Как сверкает, - восхитился Гриша, как только мы вошли.
- Ага, - подтвердил Элост, - ярче Солнца!
- Эх ты! - сказал я в ответ на это утверждение. - Солнце ты видишь через атмосферу Земли, а тут открытое пространство. Да, Инор, что это у тебя сверкает под глазом?
Инор густо покраснел, потрогал синяк под глазом и сказал:
- Это? Да так, ничего. Ударился ночью.
- Хм... Надо же, а мне кажется, это тебя кто-то ударил, - усмехнулся Элост.
Он, как и я, конечно, понял, что ночным чудовищем был переодетый Инор. Инор ничего не ответил на эту реплику, а сел в своё кресло и уставился в носовой иллюминатор. Я сел в кресло командира и, щелкнув рядам тумблеров, проверил исправность аппаратуры. Запищал сигнал вызова межгалактической связи:
- Внимание, борт 718-3! Вызывая борт 718-З!
- Я борт 716-З, - сказал в микрофон Гриша, - Я борт 716-З, кто говорит?
- Говорит центральный гелиоцентрический космопорт Гезендейры. Внимание, все подходные пути забиты космоходами. Вы летите транзитом?
- Да.
- Ну, значит летите в сектор Z, там вас будет ждать автозаправщик. Согласны
- Да!
- Ну, всё, конец.
- Конец, - инфор отключился.
- Ну что будем делать, - спросил Гриша.
- Я, в общем-то, и не надеялся попасть сюда, - падал голос Инор. - Гезендейра, вернее её центральный космопорт, является крупнейшим портом нашего сектора Галактики, за исключением космопорта Угенды межгалактического значения. Это один из самых больших транспортных узлов. Через него проходит, чуть ли не половина, трасс нашего сектора...
- Ладно, хватит лекций, - оборвал я Инора, - нам надо решать, куда мы будем лететь дальше?
Предложения посыпались, как град. A мы с Элостом отрабатывали каждый полёт на центральном кибермозге и уже почти решили куда лететь: на некую Зоо-нью, маленькую звездочку, невидимую даже отсюда, но одно единственное сообщение внезапно перечеркнуло всю предыдущую работу и заставило нас направиться в окрестности Полукса. Туда приглашали на работу всех желающих, и тем, кто все-таки согласился, предлагали отдых на некоторых прекрасных планетах с климатом и природой палеогенного периода, конечно не с копирующей точностью. На планете Олукс звезды Каис уже появился первобытный человек, на Проционе ещё были доисторические акулы, а на Килораске Полукса ещё были динозавры. Это-то и соблазнило нас. А работа? Да, в общем-то, на одной планетке класса 0 (0,10 м. Земли) развилась высокоразвитая жизнь, но высокоразвитость высокоразвитостью, а окрестный Космос эта Цивилизация испоганила: куда ни полети, везде натыкаешься на мусор. Вправо поедешь, как говорится, на обломок ракеты наткнёшься, влево - на озеро нафры, прямо полетишь, консервной банкой получишь, а сзади уже осколки всякого стекла наступают... Ни проехать, ни пройти! Из-за этой, э-э... космической, вернее межпланетной свалки закрылись шесть межзвездных линий, И вот одна компания, "Musir colon", кажется, взялись этот мусор убрать взамен на подпись о поставке процианами "текоуна-радия" - топлива XXVII века, как его называют, А поскольку силёнок у "Мусир" на такое дело маловато, пришлось ей нанимать дополнительных рабочих. Туда-то мы и собрались отправиться. Через час мы прибыли в нужный сектор, а пока к нам причаливал автозаправщик и перекачивал в наши баки горючее, я решил внять просьбам коллектива и отключить гравитаторы, тем самым объявив невесомость.
Про рейдовые секторы рассказывать, я думаю, не над. Все они однотипны, а вы хоть один раз наверняка его видели. Как, не видели? Ну, что ж... Рейдовые секторы всегда до отказа забиты кораблями. И поэтому, в наш сектор нам пришлось, идти на малой тяге, маневрируя среди огромных грузовых махни, Всё дело в том, что буксир нам не выдали. Корабли в секторе торчали самые разнообразные. Самых разных форм. Видимо, этот сектор специально предназначался для личных космолётов. При этом корабли тут были самых разнообразных марок и моделей. Типа Star-maber, Bou-lei и т.д. и т. п. Ну вот, проторчали мы среди этого разнообразия целый час, при этом, не видя солнца (его заслоняли корабли), пока нам не показали полосатый знак (белый, синий, желтый), знак сближения для стыковки с огромной бочкой. Это был заправочный танкер. Он всего лишь в два раза превышал размеры нашей посудины. Спрашиваете, почему всего лишь? Да? Да потому что обычный трансзвездный танкер в сотню раз перекрывает размеры заправщика. Ну, значит, около двух часов топливо перетекало из цистерн заправщика в наши топливные баки. После чего заправщик отвалил, чтобы через минуту причалить к соседу. А мы по быстрому вышли на открытое пространство, после, чего взяли курс на Полукс.
Полет проходил скучно и однообразно, разве что за час до перехода к нам пристроились улимауты, это такие существа, э-э, с очень высоким коэффициентом разумности, питающиеся грази-он-энергией (чего, кстати, пока не сумели добиться инженеры Земли). Выглядели эти удивительные существа так: большой цилиндр (до 20 м в длину) с восемью лапами, так называемыми, грависетьми, и утолщением на корме зверя (гравидвигателем). Необъяснимой страстью этих существ было удовольствие сопровождать космические корабли, что представляло для них довольно таки большую опасность (уже не один улимаут сгорел, попадая под плазменную струю кораблей). Эти существа сопровождали наш корабль до самого перехода. Вышли мы в открытое пространство в трех световых сутках от светила. Это было минимальное расстояние для того, чтобы не врезаться в кучу мусора сразу после перехода в обычное пространство.
- Мама, - прошептал Элост, когда мы оказались среди обычного Космоса.
- Вот это да!!! - восхитился Гриша.
- Ничего удивительного, - лениво сказал Инор после всех этих восклицаний.
Я же, лежащий в своём кресле с закрытыми глазами, услышав такие разговоры, открыл глаза, и тут же всё понял, Перед глазами, закрывая почти весь экран, маячил призрачный чёрно-серый шар. В самом его центре светилась едва видимое светлое пятно. К действительности меня вернул голос Гриши:
- Я 718-3 "Четыре космоплавателя", я 718-3 "Четыре космоплавателя" Вызываю космопорт "Кауст-Полукс-15", приём! - Из динамика донеслось потрескивание, после чего металлический голос произнес:
- Я "Кауст-Полукс-15","Я "Кауст-Полукс-15", с кем говорю?
- Говорите со связистом корабля №718-3.
- Я вас не знаю - ответствовал голос.
- А с кем я говорю? - Гриша явно старался уладить конфликт дипломатическими средствами.
- Большой Управляющий Биологический Мозг Кауст-Палукса-15.
- БУБМ, - сократил Инор.
- Тихо! - шикнул на него Гриша. - Ты не можешь позвать директора очистительной операции Полукс?
- Я вас не знаю, - впять ответствовал БУБМ.
- Но... - начал, было, Гриша, но его опередил Элост:
- Дай я с ним поговорю, - сказал он, отстраняя связиста от микрофона. - Слушай, эй ты, чурбан недомозглый, банка ты консервная, железяка ржавая, а ну немедленно позови хозяев!
- Я вас... - начал было БУБМ, на Инор не дал ему договорить:
- У тебя что, заело, - заорал он. - Я что тебе сказал? Неподчинение разумному?
В динамике захрипело, щелкнуло, и тот же голос произнес:
- Э...Э... Спасибо. На здоровье, пожалуйста, соединяю, говорите, - после чего раздался новый щелчок и уже человеческий голос спросил:
- Говорит Джон Себраут, а с кем я говорю?
- Давай, - подтолкнул Элост Гришу.
- Говорит связист корабля №718-3. Вы должны были получить энергодепешу с нашей заявкой.
- Как, как? Борт №718-3, сейчас посмотрю. Н-да, есть такой. Так что вам нужно?
- Мы хотели спросить, все ли подготовлено к нашему прибытию?
- И это всё? - искренне удивился голос. - Конечно всё, кстати, вы слышали наш маяк?
- Да.
- Ну, значит всё отлично, пока, я отключаюсь, ждем.
- Пока. Н-да!.. - задумчиво произнес Гриша.
- Да, - подал голос, молчавший до сих пор Инор, - А вы заметили, что тут совсем нет животных?
- Да. А почему? - удивился Элост.
- Проще простого, - ответил я. - Близ такай свалки жить никому не хочется. Даю 9-ть против 1-го, что этот БУ..., как там его?
- БУБМ, - подсказал Элост.
- Вот-вот, не нарочно морочил нам голову.
- А от чего же, по-твоему, он так долго нас не соединял? - ехидно спросил Гриша.
- Из-за того, что директор спал!!!
- Очевидно и вероятно, - подтвердил Инор... - Смотрите, смотрите! - призвал наше внимание Элост.
В рубке становилось всё темнее и темнее. Где-то через минуту вспыхнули автоматические светоэлементы. Теперь рубка вся сияла. Пара бумажек прилипли к лобовому стеклу, в правый иллюминатор-экран стукнулась консервная банка. Я протянул руку и включил малое силовое поле, накрывающее кабину, после чего передвинул руку вправо, включив оптический контроль автопилота. По основному экрану пролегла белая пунктирная линия нашей траектории, по которой двигалась красная точка. Через час мы должны были прибыть на Каусто. Между тем, звезды всё более менялись и вскоре исчезли даже навигационные огни. Только справа по борту маячило светлое пятно. Астронавигационные приборы стали бесполезными железками, работа только гирокомпасер, гравимер, радиомаячный корректировщик и сентоментал. Но, несмотря на это, на базе мы были в назначенный срок. Нас встретил сам директор этого предприятия Джон Себраут. В отличие от типичного вида землянина, Джон был чуть-чуть полнее нормы, с короткими ногами и большой головой. Его узенькие глазки сидели довольно близко. Губы чуть выпяченные. По его лицу можно было сказать, что человек он был веселый. Он познакомил нас со своей женой, веселой, стройной, подтянутой брюнеткой. Потом проводил до нашего номера и сказал, чтобы мы завтра же приступили к работе, поскольку каждый день промедления - согни тонн горючего, потраченного на обходных путях.
На завтрашнее утро мы в форме явились на космодром. Наш корабль был похож на цистерну малого танкера. Это, в общем-то, и был танкер, с одной только разницей: в танкере возят горючее, а в мусоросборнике мусор. Сбор мусора осуществляется с помощью грависети, генераторы которой выносятся метров на 400 на специальных стойках. Кабина экипажа располагалась высоко над ним. Работа наша проходила однообразно. Летай, собирай. Только смотри, чтобы в сеть не угодил какой-нибудь метеорит. Так прошёл месяц, другой, И вот в канун первого года нас вызвал Джон и сообщил, что нам даётся месячный отпуск на любой купленной фирмой планете. Мы выбрали Килоракса Полукса. И вот в воскресенье наш корабль опустился на космодром этой планеты.


*Коза | *Кулинария | *Макроме | *Вязание | *Необычное в обычном | *Фантастика | *Фотомонтаж
*WEB-мастер | *Книги от автора | *Библиограф | *Сам себе лекарь |