Привет из 90-х!

Мищенко Ю. и К" ЧЕРНО-БЕЛЫЕ СНЫ
Роман

"Ши-ши-ши-ши" таинственно и загадочно шумели камыши… Шумели таинственно камыши…Таинственно шумели камыши в лунной тиши…Фраза крутилась и вертелась в голове, явственно представлялись камыши и ночь. "А что делала я в этих камышах? Странно… Что можно было делать в камы-шах да еще ночью?" Шла информация, но считывалась не до конца, и потому ощущение было, а слова не выстраивались в чувственно-эмоциональном ритме. "Что-то было романтическое, приятное и вместе с тем обыденное… Да, да, да! В камыши меня занесло с моим первым кавалером!" Вот теперь все стало проясняться: дамба вдоль ставка, узкая, не очень накатанная дорога на ней, и мы, бредущие на метровом расстоянии друг от друга. На другом ее конце вдоль воды группа деревьев и камыши, почему-то на суходоле… О! Это проклятие действенности и буйства сперматозоидов! Все очарование ве-чера было испорчено. Помнится, я даже не позволила себя поцеловать, вся преисполненная сознания важности такого действа!… Ия струснула копной волос: "С чего это вдруг мне такое полезло в голову?", отложила нож и не-дочищенное яблоко, энергично потянулась и пошла спать.

…Выйдя из поезда, она остолбенела: все тут было совершенно незнакомо и жутковато. Справа стеной стоял лес, а слева до горизонта простила-лась песчаная степь с громоздящимися в беспорядке толи валунами, толи на-сыпями. Вдруг неведомо откуда налетел ураган. Он мчал по степи, закручи-ваясь в пылевые столбы, и жутко завывал. Вот он долетел до нее и, не смотря на все ее усилия остановиться, погнал прочь от дороги в глубь степи. Зацепить-ся было не за что, и она бежала, что было мочи, одновременно стараясь изменить траекторию бега в надежде вырваться из потока. Понемногу ей это удавалось. Неожиданно ужас и страх сковали ее волю. Казалась, это не ураган, а скопище ужаса и страха неслось по степи. Спрятаться было негде. Ага, вот какая-то нора. Но до чего же узкая… Каким-то образом втиснувшись в нее, она очутилась в более просторном углублении, но все равно слишком тесном. Скрючившись, она перевела дух и попыталась привести в порядок мысли и чувства. Высоко вверху, в конце пологого спуска чуть светилось маленькое отверстие. "Странно… Как же я в него пролезла?" Вдруг послышался тихий шелест вздоха. Что это? Вокруг только земля… Но чье-то присутствие явно ощущалось. "Кто здесь?" - спросила она сумерки. "Я". "Кто, ты" - сделала она ударение на "ты". "Я левит…" "А где ты?" "Здесь". "Я тебя не вижу?" Молчание. Она, насколько могла, повернулась и оглядела стены вокруг. Никого. "Что ты тут делаешь?" "Прячусь". "От кого?" "От Емона". "А он кто?" Молчание. А страх все нарастал и нарастал. Он гнал ее наружу, и от этого она все сильнее вжималась в стену норы. "Ты здесь?", - спросила она темноту. Ни звука… А страх, даже не страх, а вселенский ужас тянул ее наверх…

Рывком проснувшись, Ия еще какое-то время приходила в себя. "Удивительная это вещь - страх, - подумала она. - Пожалуй, именно он, а не инстинкт продолжения рода, главный. Куда не кинь взгляд в историю - всюду страх. И, как ни парадоксально, первейший из страхов - это страх смерти. Ему подчинены все другие. Даже инстинкт продолжения рода, если вдуматься, порожден страхом исчезновения вида… Д-а-а-а. И в самом деле, в истории Земли как раз и вымирали люди, так сказать, лишенные страха смерти. И даже целые народы. Этот аспект надо бы тщательно проследить". Она спрыгнула с кровати и, пританцовывая, пошла в ванную.
Ия была молода и полна энергии. Зеркало улыбнулось ей лучезарной улыбкой не красивого, но очень даже симпатичного лица в обрамлении русых волос. Скорчив уморительную гримаску и показав изображению язык, она пошла на кухню. Как человек, копающийся в прошлом и по профессии, и по призванию, она любила окружать себя старинными вещичками. Поэтому, если не брать во внимание кухонную робототехнику, кухня ничем не отличалась от своих древних предшественниц. Ко всему, и готовить она любила сама, наслаждаясь процессом творения и впитывая промежуточные ароматы обрабатываемых продуктов. Надо, правда признаться, что не всегда они были приятными. Зато приготовленные ее руками блюда неизменно восхищали гостей. Запив яичницу с беконом свежевыжатым апельсиновым соком и убрав посуду в моечную машину, она была готова идти навстречу новому дню.
Утро выдалось праздничным. Лазурное бездонное небо с редкими, фантастически причудливыми ослепительно белыми облачками, радостно золотое солнышко, сверкающие изумрудными капельками росы трава и листья. Воздух благоухал и звенел трелями жаворонков. "Здравствуй, солнце золотое! Здравствуй небо голубое! И зеленая трава!" Душа развернулась, впитывая все это великолепие и наполняя все существо радостью бытия. Хотелось бежать, раскинув руки, и брыкаясь, словно молодой козленок. Завалиться на траву и раствориться в бесконечности голубизны. Но… день начался, а с ним и повседневные прозаические заботы, дела и обязанности. Слово "левит" гвоздем засело в голове и не давало покоя. Что-то с ним связывалось глубинно далекое и туманное.
- Привет! - с бегущей дорожки сошел Юр. - Что призадумалась?
- Привет. Да вот привязалось слово "левит".
- Так в чем дело? Это мы сейчас уладим. - Привычными ловкими движениями он проделал какие-то манипуляции на клавиатуре мика. [*Мик - мини-компьютер (прим. авт.).] "Центр "Эрудит", - произнес приятный баритон. - "Впервые слово "левит" употреблено в прадревней культовой книге "Библия", одна из частей которой называется "Книга Левит". Согласно Библии во времена деления людей на племена существовало племя евреев, из верований которого берет истоки христианская религия..."
- А, теперь понятно, почему это слово казалось мне знакомым: из курса "Религии мира и цивилизации"… - Помнится, её тогда поразила абсурдность верований и продиктованных ими поступков людей. Вопрос "Почему?" и определил выбор специальности. Но, исследуя вот уже столько лет различные цивилизации, убедительного ответа на него она до сих пор так и не нашла. Всё чаще она останавливается на мысли, что и сами люди существа абсурдные. Среди определений желаемого, наиболее часто у них фигурирует слово "свобода", а сами понавыдумывали для себя кучу пут - религия, обычаи, верования, традиции и тому подобная ерунда вместе с бесчисленными нелепыми законами и обслуживающим их аппаратом… А кто же может быть самым бескомпромиссным и справедливым судьей, кроме собственной совести…
- Погоди, послушаем дальше.
Баритон рассказал, что объектом общения с Богом, абстрактной сущностью якобы создавшей людей и определяющей, а также контролирующей их жизнь, у еврейского народна был "Ковчег Завета". Для его обслуживания была выбрана одна, как сказано, "особая" ветвь еврейского племени - "племя левитов". Из него была выбрана "особая" семья, а из неё "особый" мужчина - Авраам, который стал первосвященником, то есть посредником между верующими и Богом. Его сыновья стали священнослужителями. Право быть первосвященником и священниками строго наследовалось, поэтому священнослужителей впоследствии стали называть левитами. Отсюда, левиты - служители религиозных культов у древних евреев. Для них была написана "Книга Левит", своеобразный справочник выполнения обрядов общения с Богом. В дальнейшем теологи увязали с этим первосвященником родословную Иисуса Христа, христианского богочеловека. Исходя из сведений о деяниях Иисуса, можно полагать, что левиты обладали необычными, с точки зрения соотечественников, выделяющими их способностями. Считалось, что они наделены даром восприятия Божественных посланий, и способностью сообщать их людям. Кроме того, они могли "творить чудеса", главное среди которых - подниматься над землей и парить в воздухе, то есть преодолевать гравитацию. Считают, что отсюда произошло слово "левитация". В отношении других "чудес", можно предположить, что они обладали некоторыми способностями телекинеза, телепатии и регенерации, то есть более развитыми биорецепторными приёмниками и интуицией. Некоторые умели управлять живой и неживой материей, влиять на нее. "Более подробная информация нужна?" - спросил он напоследок. Юр взглянул на Ию. Та отрицательно мотнула головой.
- А почему собственно тебя заинтересовало это слово?
- Да так, сон приснился… Знаешь, эти сведения вернули меня к мысли об абсурдности "сотворения" людей, если такое сотворение и впрямь существовало.
- А чему тут удивляться? Когда Вселенная в порыве творческого вдохновения родила Землю, она захотела населить её материализованными космическими сущностями. Ведь иного она не знала и не умела, как говаривали в твою любимую старину: "слепила из того, что было". А когда увидела, что получилось ничего себе, огорчилась, что оценить-то её творение некому. Переполненная тщеславием, она и создала человека. Чтобы было, кому восхищаться и прославлять её и её творения!.. А так как, опять же, образца и опыта не было, она заложила в него способность самосовершенствоваться в достижении идеала, коим она считала себя… Что из этого получилось, ты видишь. А Вселенная от огорчения и разочарования стала стареть, морщиться и сжиматься…
- Ну ты даешь, целый трактат сочинил!
- А что, знай наших! Слушай, ты, чем сейчас занимаешься?
- Общественно полезным трудом: просматриваю запасник "Музея человечества" и отбираю материалы для обработки архиватору… Надеюсь, напасть на "золотую жилу", как говаривали на заре человечества. А что?
- Да дед говорит, что закончилось испытание нового скафандра и возможно скоро отправится экспедиция на Плутон. Не хочешь с нами?
- А тебя уже пригласили?
- Ну…
- То-то и оно, что "ну". Посмотрим. Ну, я пришла. Пока.
Здание музея, казалось, купалось в утренних лучах. Солнце слепило окна и пускало солнечных зайчиков на противоположную стену. В двери бесконечной вереницей деловито входили и выходили люди, с озабоченным видом мимоходом пожимая друг другу руки и раскланиваясь. Иногда они останавливались и со сверх важным видом завязывали беседу. Их словно и не касались утренние прелести дня. Все они были всецело поглощены глобальными проблемами, важнее которых ничего на свете в данный момент для них не было. Ия внутренне улыбнулась, до чего же забавно человечество - и из ничего высосет глобальную проблему. Нет бы, жить и радоваться жизни самой… Вестибюль был наполнен атмосферой деловитости и приглушенной разноголосицей. Информационные стенды выстреливали информацией и заманчивыми приглашениями ознакомиться с новыми экспозициями, но это в ее планы сейчас не входило.
- Доброе утро! - приветствовал её в вестибюле Игорь. - Как настроеньице?
- Подстать утру! Здравствуй. Ты в каком отделе будешь?
- Квантовой астрофизики… Заглянешь?
- Будем посмотреть, - шаловливо ответила она и направилась к лифту.
Войдя в отведенный ей кабинет, Ия приказала роботу доставить очередной ящик. Она уселась в кресло и стала ждать, просматривая почту. Минут через десять развозчик подвез ящик с архивными документами, время создания и ценность которых предстояло выяснить. Она с головой ушла в работу, просматривая и сортируя по стопкам то, что кто-то когда-то свалил в одну кучу, и сдал в архив. Среди различного рода отчетов и управленческой документации, то есть производственных архивов, иногда попадались личные письма и записи, поздравительные адреса и открытки, книги, журналы и разрозненные номера газет, принадлежащие отдельным людям. Казалось бы, никому не нужный хлам, но он нес в себе неоценимую информацию о быте, деятельности и характере определенного отрезка времени, нес печать человеческого бытия. К сожалению таких материалов было слишком мало, да и, как правило, это были личные архивы чем-то отличившихся людей. Разумеется, по ним трудно было судить о "массовой" личности, а тем более составить объективное мнение о сущности людей того или иного отрезка времени, настолько они были тенденциозными, унифицированными и заидеологизироваными. Этим же грешили и попадающиеся социологические исследования. Поэтому такими бесценными были случайно сохранившиеся письма, дневники, личные библиотеки и даже поздравительные открытки простых людей, часто имеющих только имена. Такие документы Ия откладывала для более тщательного изучения, а остальные передавала архивариусу. Сегодня ей не везло: пока ничего существенного.
"Время обеда" - произнес организатор. Она потянулась, разминая затекшие мышцы. Как правило, она готовила сама, но сегодняшнее утро не располагало к возне на кухне, и она сказала:
- Обед на твое усмотрение. "Тогда, Ваш пальчик, прелесть моя", - игриво мигнул организатор. Ия хмыкнула на выбор обращения и приложила палец к сенсору. Считав информацию о состоянии организма, организатор принялся составлять меню, а она вышла в сад. Там её и нашёл официант. Услужливо убрав крышку столика, он пожелал ей приятного аппетита. Взглянув на столик, девушка усмехнулась: организатор знал её лучше, чем она сама. Придраться было не к чему - ни к сервировке, ни к набору блюд. А голубые незабудки в изящной вазочке, просто вызывали умиление.
Зазвонил зуммер межгорода, и на экран выплыло лицо мамы. Миранда улыбнулась встречному изображению дочери и сказала:
- Привет! Что-то ты о нас забыла, как у тебя дела?
- Все в порядке, мама, просто обыденность засасывает а как вы, что новенького?
- Да особого ничего, папа возится с испытанием скафандра и бредит полетом, а я, как всегда, следую ему. Вот что, может соберёмся на небольшой пикничок в выходные на даче?
- Почему бы и нет. Это было бы чудненько!
- Ну, тогда до послезавтра.
Не успело растаять мамино изображение, как его сменил Игорь:
- Ты так и не зашла... Может, пообедаем вместе?
- О-по-з-дал, - протянула она, - я уже, как сам видишь, обедаю. А что так?
- Да поболтать охота…
- Тогда заглядывай ко мне. Я зарылась в ящик и не успокоюсь, пока не доберусь до дна…
- Хорошо.
Вернувшись на рабочее место, Ия принялась сортировать документы дальше. Ага, это уже что-то интересное… Она вынула серенькую потрёпанную тетрадь со вставленными в неё тетрадками и отдельными листками. Это был чей-то дневник, правильнее всего сказать - нотатник, так как содержал выписки с комментариями. В конце, правда было несколько дневниковых записей, при чем одна чисто хронологический перечень событий. Это уже было не абы, каким везением. "Это уже удача!", - мысленно возликовала она, доставая ещё несколько книг, папку с подшитыми и не подшитыми письмами и записками, перевязанные веревочкой крест-накрест конверты. Захотелось сейчас же окунуться в их содержание, но… она сдержала порыв, оставляя "вкусненькое" на потом, и принялась разбирать ящик дальше в надежде еще что-нибудь выудить. К концу дня интересующая ее стопка почти не увеличилась. Добавились папки с тематическими подборками журнальных и газетных материалов, несколько разрозненных газет и журналов, школьные тетради и табеля успеваемости, альбомы с детскими рисунками. Сдав всё остальное архивариусу, она оформила отобранное на вынос, и довольная пошла домой.

"Внимание, внимание! Объявляется посадка на рейс 1890. Всех отлетающих просим пройти на 15 лифтовую станцию". В двери, над которыми светилась цифра "15" поплыл поток человеческих тел. Никто из них еще ничего не знал об опасности, угрожавшей Земле. Им просто предложили поработать на станции, что не было ни для кого в диковинку. Как и от любой другой работы, ты мог отказаться или согласиться. Твое дело. Но жизнь и работа на станциях была, помимо того, что выше оплачиваемая, еще и интереснее. Поэтому, как правило, отказников не было.
Антон тоже накануне получил такое предложение. Его удивило лишь срочность, с которой необходимо было отправляться буквально на следующий день. Никаких разъяснений у повестке не было, просто: "Вам предлагается работа на станции "АСТ-1" по специальности. Дополнительную информацию получите на месте. Явиться вместе с семьей на космодром, рейс 1890. Времени на расспросы и уточнения не было, надо было собираться. И вот он здесь. Антон взял за руку дочку и вошел вместе с женой в лифт. Тот стремглав полетел вниз, к посадочной площадке. Это "падение" вытолкнуло из подсознания чувство беспокойства, и он стал перебирать в памяти события последних дней. Резкий толчок вернул его к действительности. Дверь открылась, и они пошли среди людского потока.
- Пап, а пап, - начала приставать Анюта, - А куда мы едем?
- В город Солнца, - с самым серьезным видом пошутил он.
- А что это за город такой?
- Это такой сказочный город, летающий в космосе. В нем живут феи, добрые волшебники и люди, которых они отбирают со всех планет. - Антон сказал первое, что пришло в голову, но он не знал, как близко это было от истины.
- Пап, скоро мы туда приедем?!! - обрадовалась Анюта.
- Скоро. И не приставай ко мне, а то не попадешь туда. Они как раз подошли к люку. - Ну-ка слазь, да поживей. - Анюта соскочила с рук и вбежала внутрь. За ней вошел Антон с Лерой. Он прошел до своего кресла и позвал дочку, - Анюта, иди сюда скорее. - Та подбежала, и он усадил ее в антиперегрузочное кресло, после чего и сам уселся. Кресло мягко обхватило его, и он тут же перестал чувствовать свой вес.
- Пап, а пап, - расскажи мне о чем-нибудь, а?
- Смотри вон на тот экранчик, он тебе сейчас покажет мультик. - Антон пробежался по клавиатуре пальцами, набирая заказ, и через пару секунд на экране уже резвились мультяшные герои. Взглянув на часы, он машинально отметил: до старта 2 минуты…
"Дорогие пассажиры, наш звездолет следует всепланетным рейсом, - приветливый голос стюардессы отвлек его внимание от собственных мыслей и он стал слушать, - Луна-астероид Возрождение". - Кто-то присвистнул. - Полет будет проходить со средней скоростью 160 тыс. км. в секунду. Вся нужная вам информация выводиться на стереовизоры, путем нажатия кнопки "П-2". Для устранения неполадок нажать кнопку "Н-1". Полет будет продолжаться четыре дня с заправочной остановкой на "Марсе Z-13". Повторяю…".
- Заправочная остановка, это значит, весь рейс мы просидим в корабле, - возмутилась девушка, сидящая перед Антоном.
- Да, и это… - начал другой пассажир, но его заглушил голос капитана корабля: "Приготовиться к взлету!".
Кресла разложились, и все в салоне оказались в лежачем положении. Равномерный гул заполнил салон. Тело налилось тяжестью и сразу еще больше погрузилось в кресло. "Внимание, - раздался голос стюардессы, - невесомость!". Кресло легко подняло на себе Антона. Тот, было, потянулся к Анюте, чтобы зафиксировать крепче зажимы, но увидев, что та спит и все с ней в порядке, сел обратно. Около получаса они не включали двигатели и вдруг: "Внимание, включение фотонных двигателей. Нагрузка максимальная", - раздался голос стюардессы. "Что за черт, максимальную нагрузку дают только в экстренных ситуациях" - мелькнуло у Антона и в то же время на него навалилась собственная тяжесть, сиденье прогнулось почти до основания, потянуло на сон.
Проснулся он от голоса, который что-то рассказывал. Он вслушался. "Скоро мы прибываем к месту назначения, поэтому мы считаем нужным объяснить вам причину вызова. Дело в том, что окраины Земной Цивилизации подвергаются нападению космолетов Империи. Остановить их пока не представляется возможным. Все больше экспертов на данных разведки не исключают возможности, что их целью может быть уничтожение Земли... Или же людей, то есть нашей цивилизации". Подняв голову, он увидел, что это не очередной вестерн, а самое настоящее выступление Председателя Совета Федерации. Тот нажал клавишу на клавиатуре, и экран показал небольшую комнатку чрезвычайных заседаний, где несколько человек вели обсуждение:
- Итак, вы посмотрели Хроники Империи и выслушали сообщение о переговорах и их требованиях. Какие будут соображения на сей счет? - Председатель Алоз поднял руку, призывая к тишине.
С минуту зал молчал, наконец, к трибуне пошел Министр экономики.
- Хроники, конечно, впечатляют... Но ничего удивительного, если учесть, сколько лет этим цивилизациям. Войны и подавление мятежей тоже впечатляют. Техника, я бы сказал, на грани фантастики. Не менее фантастичен их уровень жизни и процветание королевств. Но..., на основании именно этого, я склонен считать. что войны с нами они не хотят, так как перешли в высшую ступень интеллектуального развития... - Зал внимательно слушал. - Во всяком случае, в центральных королевствах. Нас они серьезными противниками не считают. Так, одна из ранее неперспективных даже для колонизации планет, вдруг повзрослела и всюду сует свой нос! Ничего страшного! Ко всему, расстояния между нами тоже говорят в пользу мирного сосуществования. Другое дело смежные королевства, с которыми мы, можно сказать, нечаянно соприкасаемся в своем освоении дальнего космоса. Они-то вряд ли доброжелательны, так как вольно или не вольно мы затрагиваем их интересы, осваивая планеты, пусть и не нужные им, но на их территории. Я предлагаю следующее. Создать по условному периметру ФЗ сеть станций слежения и космобаз с подразделениями быстрого реагирования. Думаю, это охладит спесь соседних королей, некоторые из которых не прочь бы и нас заарканить в свое королевство. То-то кусают локти - проворонили такую звездную систему!.. - В зале раздались одобрительные смешки. - У меня все. - Министр сошел с трибуны и пошел к своему месту в зале.
Следующим на трибуну вышел Главнокомандующий.
- Я не со всем согласен с предыдущим оратором. Положение Империи в данный момент стабильно, а всякая длительная стабильность порождает застой. Думаю. они заплыли жиром и не в состоянии вести серьезную войну на окраине. Конечно, им не нравится, что на Галактику, которую они привыкли считать своей, еще кто-то претендует. Но по большому счету, они на нас реагируют не больше, чем на комариный укус..., если они у них вообще водятся, - смешок, - Это неймется нашим соседям, и тем. которых мы знаем, и тем, с которыми еще не имели честь познакомиться. они то и мутят воду, уверен.
- Может быть, напасть на них? - прозвучал голос из зала. - Пока Император еще раскачивается?
- Нет. Мы для этого еще недостаточно сильны. Мы не знакомы с их вооружением, боеспособностью и прочими военными категориями. По хроникам нельзя судить даже об их военной тактике. Все это подлежит тщательному изучению, прежде чем вступать в войну. Не в нашу пользу и незнакомая нам Галактика, в то время, как она для них своя. Это еще один пункт действий: как можно полное и ускоренное изучение Галактики и цивилизаций ее населяющих. Я тоже думаю, что правильно будет создать оборонительно-заградительные базы-станции, но при этом усилить разведывательный флот и раз0ведсеть в королевствах. Кинуть силы на сбор информации любыми путями, вплоть до промышленного и научного шпионажа. И, разумеется, укрепить внешние поселения и планеты, возможно даже перевести их на военное положение. Особенно со стороны Бейсика, Бусурбука и им подобных. В военные действия стараться не ввязываться, так как они могут быть провокациями. Это все.
- Разумно, - согласился Алоз.
Все последующие выступление крутились в этом русле, обрастая предложениями сообразно сферы деятельности выступающих. наконец слово взял Министр образования и социального взаимодействия:
- Я всех вас внимательно выслушал, и со всеми согласен. Но вы сосредоточились на наших позициях, не беря во внимание, поскольку они доподлинно неизвестны, истинных побуждений другой стороны - самой Империи. Мощь ее действительно огромна. Ей не составит труда раздавить нас, словно мошку, если она так решит. И к этому решению, уверен, ее все сильнее будут толкать наши милые соседи. Не исключена какая-нибудь провокация, которая не единожды приводила к глобальным войнам. Поэтому, я хочу внести и с вое предложение в копилку уже прозвучавших. На всякий случай, пожарный. как говаривали в старину, может нужно создать где-нибудь хранилище земных знаний и достижений, не исключая и земной флоры, фауны и генофонда. Скажем, на астероиде, что будет менее заметно. - Весь зал недоуменно вперил глаза в говорящего с места министра. Постепенно кажущаяся абсурдность этого предложения уступила место здравому смыслу, и зал одобрительно загудел. Все с места стали развивать эту тему.
- Спокойно, тише, - призвал депутатов к порядку председатель. Подведем итоги, и будем голосовать. Первое: усилить оборону ЗЦ на внешних границах. Второе: активизировать разведывательно-шпионскую деятельность в пределах Империи. Третье: привлечь КБ военной промышленности к разработке новых, перспективных видов оружия и защитных средств с учетом галактических условий ведения боя. Четвертое: не поддаваться на провокации недружественных нам соседних королевств, вступить с ними в дипломатические отношения. И, наконец, пятое: переоборудовать один из астероидов астероидного пояса на межзвездный корабль и подобие Земли. - Он взглянул на экран, где выпечатывалась его речь, и сказал: - Голосуем.
- …Поэтому вас собрали в строжайшей тайне, - опять появился на экране космолета Председатель, - чтобы поселить на искусственном астероиде, который потом будет доставлен в пояс астероидов, что позволит вам выжить. Выжить и продолжать развивать и двигать дальше нашу цивилизацию… Думаю, вам не стоит объяснять ответственность и серьезность вашей миссии. Если же все образуется, вы вернетесь, как возвращались и прежние поселенцы", - голос умолк, а Антон и все в салоне продолжали оцепенело молчать.

Ия так же, как и много раз прежде, сидела у гигантского озера в Виржинии. Далеко впереди красочно возвышались башни стартеров, высоко врезаясь в небо. Их подножия окутывал плотный туман, как, впрочем, и остальную часть берега. Было утро. Позади волновались деревья, изредка вспархивали птицы, да где-то трещал сучок под ногой у неосторожного дачника. Но пока что платформа пляжа безмолвно висела над центром озера, и не видно было людей на ее песочной поверхности. Было рано. Ия откинулся назад, и тут ее рука наткнулась на что-то холодное и острое. Это был осколок камня. Черный и острый с оплавленными краями. "Похож на осколок метеорита. Может это осколок Фаэтона?", - подумала она, и повертела, довольно таки тяжелый для своего размера, камушек в руке, внимательно вглядываясь в черный глянец среза. Бережно провел пальцем по гладенькой поверхности и задумалась. Когда-то очень давно, лет триста назад, на Земле произошло судьбоносное событие… Так говорили историки. А если быть точным, то в 2415 г. информсредства ошарашили человечество вестью о приближающемся к Земле с бешеной скоростью огромном метеорите. За считанные секунды весть разлетелась по всему свету. А дело было так. 12 мая один из ученых получил свое первое назначение для работы с мощнейшим телескопом того времени - "Транскептом". Этот телескоп по праву считался чудом техники. Очередь на работу с ним была огромная, и ждать назначения приходилось долго. Поэтому вполне понятны его чувства, когда он в тот вечер впервые сел у его окуляра. Во время общего обзора небосвода в поисках гипотетической Немезиды (а этим бредили, чуть ли не все астрономы), он внезапно заметил яркую неизвестную звездочку примерно в четырех световых годах от нас в созвездии Водолея. Быть может, он и не обратил бы на нее внимание, если б она не показалась ему странной. Чем, он и сам сразу не мог сказать. Быстро зафиксировав телескоп, он принялся за ней наблюдать и подключился к центральному Информаторию… А на следующий день мир всколыхнуло сообщение о том, что по направлению к Земле движется космическое тело, вероятно метеорит. Но это было еще не все. К концу дня поступило новое сообщение. Тело двигалась не подчиняясь классическим теориям. Объект менял положение линий спектра с периодом 164 суток, интенсивно излучал в рентгеновском диапазоне и являлся переменным источником инфракрасного излучения, а также радиоисточником с чрезвычайно сложной структурой. А когда были произведены вычисления его траектории и все остальные расчеты, мир оторопел… Курсом на Землю со скоростью 80 км/сек неслось тело, диаметром около 870 тис. км., весом в десятки тысяч тонн и массой всего лишь в 80 раз меньше Земной! Расчеты плотности показали, что та удивительно близка к плотности алмаза. По расчетам, метеорит, пройдя около Луны, настолько искривит ее траекторию, что она приблизится к Земле на 180 тыс. км. Это вызовет гигантскую приливную волну и, естественно, наводнение. К тому же он несколько изменит траекторию и Земли, а это грозило непредвиденными последствиями. Все тогда очень перепугались, а писатели и киношники заполнили мир картинами апокалипсиса. Но ничего страшного не произошло, скорее наоборот. Оказалось, что несущаяся к нам малая планета была искусственным метеоритом. Это был своеобразный космический корабль, сохранивший представителей цивилизации первой Земли или, планеты, которую мы называем Фаэтон... Невероятно! Выброшенные взрывом со своей орбиты, они пропутешествовали во внепространстве без малого 30 млн. лет… и относительно недавно "вынырнули" назад!…
Воссоединение с реликтовыми предками было чем-то вроде шоковой терапии для землян, отрезвившей многие крутые головы. А знакомство с Галактикой в режиме реального времени привело к пересмотру многих проектов и планов и, вообще, заставило человечество всерьез задуматься о своем будущем.
Ия открыла глаза. Туман почти рассеялся. На площадку пляжа стекались отдыхающие. Вода тихо плескалась у ее ног, возможно храня под собой остатки небесного гостя. Она опять легла и закрыла глаза. Кажется, даже вздремнула. Внезапно рядом кто-то лег. Рывком поднявшись, она увидел, что это был Юр. Он лежал почти впритык и с интересом наблюдал ее реакцию.
- А, это ты?
- Разочарована?..
Ответом было молчание.
- Хочешь знать, почему я здесь, а не там? - мотнула она копной волос на пляж.
- А откуда Вы знаете? - с напыщенным видом незнакомца, приподнявшись на локте и глядя на нее сквозь темные стекла очков, спросил он.
- Я известная телепатка, - включилась она в игру с выканьем. - Разве Вы меня не знаете?! Отвечаю: просто мне здесь больше нравится… А что это вы поднялись?
- Я? Да так, от неожиданности. - Он опять лег, взял с ее рук осколок, и задумчиво повертел его в руках. - Что это?
- Думаю, осколок метеорита, образовавшего озеро.
- Сейчас узнаем…
Ее светловолосый, высокий и стройный, с открытым привлекательным лицом старший брат никогда не мучил себя вопросами, которые могли решить другие. Вот и сейчас поколдовал над неразлучным миком и приложил осколок к сенсору. "Осколок метеорита. Вес 200 грамм, объем 25 кубосантиметров, плотность 4 грамма на кубосантиметр, возраст 17 млн. лет", - зачастил тот цифрами и другими данными. Но ей они ни о чем не говорили и она стала наблюдать за проплывающими облаками, высматривая в них то вполне реальные, то фантастические образы.

- Девочки, посмотрите, какой хорошенький малыш из тучи получился! Ну вот, теперь он превратился в обезьяну…
- Где ты ее видишь?
- Да вот, прямо над нами! Скорее, скорее, а то и она расплывается в дракона…
Девочки только что вышли из воды и растянулись на песке, кокетливо поглядывая на кучкующихся в стороне парней. Тучки им были не интересны. Солнышко припекало и только изредка налетавший легкий ветерок, приятно холодил, поблескивающую капельками воды, кожу. Девушка сквозь темные очки продолжала следить за затейливыми превращениями серовато-белесой тучи. Вот она превратилась в бородатую голову, потом в красавицу, а вот к ней присоединилась другая и вместе они образовали красивый поселок, потом озеро, окруженное лесом с выглядывающими крышами домов. Тучки налетали друг на друга, росли и темнели. И вот уже по серой, неприветливой дороге в обрамлении хмурых деревьев, потянулся нескончаемый обоз. Он безрадостно тянулся и тянулся в нескончаемую даль. Постепенно все расплылось и превратилось в скачущего всадника... Она удивилась, вдруг нахлынувшей на нее грусти, села и оглядела пляж и ставок. Вода искрилась и переливалась волнами в лучах ослепительно желтого солнца, а на таком же желтом золоте песка лежало множество тел.
- Кто со мной купаться? - желающих не оказалось и она подфутболивая золото, пошла к воде. Пловчиха из нее была никакая, а бултыхающиеся вокруг тела, то и дело попадались под руки. Поэтому, попрыгав и себе среди них, она вышла на берег и постояв немного в объятиях ласкового ветерка, улеглась рядом с подругами.
- А кто это еще здесь лежит?
От неожиданности она села. Рядом на корточках сидел парень, ее одноклассник. Сердце радостно ёкнуло, но она не подала и вида. Снова легла, бросив небрежно:
- Отойди, ты закрываешь мне солнце. - Фраза прозвучала двусмысленно, но на это никто не обратил внимания.
Парень лег рядом и стал болтать с девчонками. С самого первого дня прихода ее в их класс между ними шла скрытая война. Оба нравились друг другу, но никто не хотел признаваться даже себе в этом. А его нарочитая грубость и ее показное безразличие только подогревали любопытство одноклассников, часто подтрунивавшими над ними. И вообще, к ней, как к новенькой, которая сразу же завладела вниманием почти всех мальчиков класса, относились кто с любопытством, кто с настороженностью. Из-под приопущенных ресниц она смотрела на него и спрашивала себя: "Каким должен быть тот, кого ты полюбишь? Вот таким, как он, или иным? Ведь он тебе нравится? Ну признайся…" Парень поймал на себе ее взгляд:
- Пойдем скупаемся, что ли?
- Иди, если хочешь. Мне и так не плохо, - отвернулась она.
- Если не пойдешь, я тебя отнесу и утоплю.
- Попробуй.
Он быстро нагнувшись, подхватил ее на руки и понес к воде. Было изумительно приятно лежать у него на руках, но она вырывалась, мешая ему идти.
- Пусти, я пойду сама, - было неловко от устремленных на них насмешливых взглядов подружек.
- Не вздумай убегать. Я тебя все равно затащу и буду держать пока не попросишься. - В голосе послышались самоуверенные нотки, те нотки, которые особенно ей не нравились в нем.
Пренебрежительно передернув плечами, она "для публики" все же побежала прочь, но он тут же ее нагнал и схватил за руку.
- Ладно, ладно. Иду.
В воду зашли вместе, и пошли вглубь.
- Ты что же, уходишь со школы?
- Да, думаю в техникум податься… А ты определилась с училищем?
- Да. В конце августа уеду.
Оба замолчали, думая о том, что так вот может быть и расстанутся навсегда не сказав друг другу ничего. "Шла девчонка по берегу, по песочку по белому. Шла девчонка и верила в свою мечту", - доносилось с дальнего конца пляжа.

"… углистый хондрит. Состав: никель - 12%, когенит -0,003%, алмаз - 0,0002%, хандры - 1%, железо - 5% , магний 0,8 …", - все еще продолжал сообщать мик.
- Так, что вполне и вполне, - сказал Юр.
- Что? Ах да…
К ним подошел отец:
- Какие проблемы решаем, - спросил он, увидев в руках Юра мика. - Надеюсь не всегалактические?
- Почти угадал. - Сын протянул камушек.
- А, осколок метеорита…
- А ты как так сразу установил?
- Да ничего нет проще. Ты просто забыл историю образования этого озера. Тут часто волны выбрасывают подобные подарки прошлого. Их даже изучать уже перестали.

Джордж перешел на следующий этаж и оказался перед огромной горой металла. Справа и слева вспыхивали огоньки сварки.
- Это наш новый линкор "Майтлис", - произнес Нил, сопровождавший его в похождениях по заводу. - Обладает уникальнейшими качествами, мощнейшими оружейными средствами. Но он будет готов не скоро, так что давай пройдем еще выше.
Нил потянул его наверх, и вскоре они уже стояли перед огромным прямоугольником, поблескивавшим своими гранями и дисковидными башнями лазерных пушек.
- А вот это, - начал свой рассказ Нил, - новый тяжелый крейсер "Скрипсетоунс". Крейсер совершенно нового типа "Вест - 7". Имеет силовую установку из пяти фонеров, на палубе располагаются 22 башни с лазерными пушками и новыми видом оружия - пилигримами. Эти своеобразны пушки способны уничтожить крейсер, окутанный силовой завесой. Экипаж 240 человек, радиус действия 500 св. лет, скорость - световая.
Они вошли внутрь, и пошли к рубке.
- Вот тут, - пояснял Нил, указывая на белые двери. Тянувшиеся вдоль стен коридора, - столовая. Тут кафе, кинозал, тут каюты личного состава, спорткомплекс. А вот и рубка управления.
Они вошли внутрь полукруглого зала. Зал был небольшой, но вместительный. С первого взгляда было видно, что все здесь было приспособлено для работы. Четыре вращающихся кресла, два для пилотов, один для радиста, и один для навигатора стояли вдоль экранов с пультами. Перед креслом пилота высился большой, пока еще темный экран, под ним - полумесяцем пульт. Осмотрев все придирчивым взглядом, Джордж пошел к выходу. Они вышли и поднялись на палубу. С высоты космолета, копошившиеся внизу люди и машины, казались муравьями. Джордж подошел к диску башни какого-то орудия и заглянув в открытую дверку, спросил:
- Это пилигрим?
Нил заглянул тоже:
- Да.
Они еще немного побродили по палубе крейсера, и спустились вниз. Туда и сюда шныряли тележки и роботы. Часто встречались и рабочие в синей униформе. Нил ста объяснять спутнику особенности работы на заводе:
- Работа на первый взгляд не сложная. В основном это программирование. Но в последнее время в кораблях появились такие узлы, где ловкости манипуляторов не хватает. Возьмем тот же пилигрим… - Нил, не переставая говорить, тянул гостя то в одну, то в другую сторону. Через два часа экскурсии, они вышли из проходной завода, над которой светилась вывеска "Мапл".
- Ну вот, я тебе все показал. Как видишь, работа на заводе трудная, требует большой внимательности и физической силы и выносливости.
- Ну насчет выносливости, - ответил Джордж, - это как посмотреть. Попробуй высидеть в кресле несколько часов подряд.
Нил усмехнулся, но сразу стал серьезным:
- Все равно, ты хорошенько подумай, стоит ли менять работу оператора на рабочего.
- Но именно отсюда легче всего попасть на корабли.
- Ну как знаешь.
Друзья пожали руки и разошлись. Джордж дошел до высотного лифта, набрал программу и стеклянная капсула понеслась в импровизированное небо. Мелькнула плита следующего этажа, и еще одна плита, и еще. И наконец лифт затормозил. На экране светилась черная цифра 100, которая свидетельствовала, что это предпоследняя плита этажа. Он вышел и направился к операторской, минуя разного цвета двери. То из одной. То из другой выходили люди в военной униформе. Они бросали беглый взгляд на Джорджа и шли дальше по своим делам. Джордж вошел в свою раздевалку. Там переодевался Стеф.
- Нда, не повезло тебе, - покачал он головой вместо приветствия, - дежурить после Антона. Интересно, какую белиберду наболтает он тебе сегодня.
- Почему белиберду? Он старый и порой рассказывает удивительные вещи. Вот в прошлый раз он рассказывал мне, как они спускали первый дальний корабль, и как он участвовал в экспедиции на Уран за гебертом. Это сейчас его получают в синтезаторах, а тогда приходилось таскать с Урана.
- Ну, все равно, он нудный, - Стеф закинул сумку на плечо и уже в дверях добавил: - Да, зайди сегодня ко мне. У меня появился шанс получить путевку в круиз по Солнечной системе.
- Я право не знаю, - замялся Джордж - Я туту собрался на завод перевестись.
- Зачем? - в голосе Стефа послышалось неподдельное удивление. - Я там работал. Тяжеленная работа.
- Когда ты там работал?
- Ну лет 20 назад.
- Вот видишь. Сейчас там все изменилось. А если честно, то мне в Космос не терпится.
- Да? Ты хочешь под луч попасть? - Джордж хмыкнул. - В общем, как хочешь. Но мой тебе совет, сначала хорошенько подумай. Ну ладно. Заходи.
Стеф вышел. За ним вышел и Джордж. Дойдя до операторской он вошел и опустился в мягкое кресло оператора-контролера. Справа сидел Антон. Как поговаривали, Антону было уже 280 лет и ему давно уже было пара на отдых. Но он был отличным спецом, и его не увольняли.
- Пришел? - коротко спросил Антон.
- Пришел, - ему в тон ответил Джордж и взглянул на старика. Ничего в его лице не выдавало возраст. Гладкая кожа с незначительными морщинками. Старость выдавала в нем только седая бородка, седые волосы, да старческий взгляд.
- Вот гляжу я сюда, - Антон махнул рукой на экран, где сверкали россыпи метеоритов, - потом сюда, - он махнул рукой на аппаратуру комнаты, - думаю, как много вложили сюда, в этот астероид, и души и средств. Астероид счастья, астероид жизни, как называли его тогда. И вот на этом астероиде росли поколения. Наши дети, внуки строят корабли, заново обживают систему, наши заброшенные станции. И для всех стали привычны вон те россыпи метеоритов, - кивнул он на экран. - Потому что никто из них не видел там, - он указал на какое-то место на экране, - прекрасной планеты, породившей нас. Знаете, чего мы, старики, больше всего боимся? - Антон взглянул на молчавшего соседа. - Мы боимся того, что вы забудете Землю... Потому-то мы так и развернули свою борьбу на выборах. - Он замолчал. Потом дождался звонка и встал. - Ну что же, до свидания. - Антон вышел.
"Чего-то он не разговорчив сегодня", - Джордж окинул взглядом россыпь звездочек на экране. То тут, то там мелькали серебристые вспышки сухогрузов, рейдеров, лайнеров. Одни отчаливали и направлялись к дальним планетам, другие подходили к огромным причалам астероида "Возрождение". Потом кинул взгляд на показатели приборов, и не найдя там ничего удивительного, достал записную книжку и стал записывать очередной рассказ деда Антона.

В начале третьего тысячелетия в Солнечную систему вторгся флот некой планеты "Бейсик", который в первом же сражении был разбит. Однако через 15 лет, объединенные силы Бейсика, Марта и Бусурбука вновь напали на владения желтого карлика. Но тоже были успешно откинуты от границ. С тех пор история Земли, как и Солнечной системы, начала новый виток. Столкновение со звездолетами соседей по Галактике дало ощутимый толчок развитию науки и техники Федерации Земли. Один за другим делались судьбоносные открытия в сфере космонавтики, совершенствовались старые знания. Но самым крупным открытием стало абсолютно случайное открытие эффекта "Страунона-Пилансо", в корне изменившего космоплавание. Земной звездный флот неимоверно окреп

Пек привычно держался за управляющий рычаг и одновременно слушал последние новости. Рядом сидел другой пилот, пока свободный. Он переговаривался с кем-то по селектору.
- Алло, - раздался привычный голос, - 05 как слышим?
- Нормально.
- Курс, двигатели?..
- Нормально.
- Проверь еще раз двигатели. Даем прибавку 020-ть.
Пек оглядел многочисленные индикаторы и передвинул небольшой рычажок. Корабль пробила дрожь. Появилась перегрузка. Впереди идущий крейсер чуть отдалился, но тут же вернулся на прежнее место.
- Так, отлично, еще 05. Хорошо. Итак, релятивистский фонарь, корректировка: один -пять, два -десять, три -два, четыре -шесть, пять -четыре и сто восемьдесят. Начало - порт, - диспетчер отключился, а сосед взялся за рычаг:
- Сложноватый маневр, - он передвинул пару переключателей, и на экране появились разные значки и символы.
- Внимание, - подал голос диспетчер. - Начинаю отсчет: 10, 9, 8, …1. Старт!
Крейсер, идущий впереди прочертил огненную дугу и скрылся за ободом экрана. Стрелка анавитрона поползла влево и, отсчитав 5 делений, остановилась. Пек вернул рычаг в прежнее положение и произнес в решеточку микрофона:
- Первый поворот отработал.
Взвыла и тут же перестала сирена метеосистемы. Пек бросил взгляд на радар:
- Двойной метеорит.
Полоснул луч, и одна из точек исчезла.
- Второй булыжник, - вклинился диспетчер. - Примите носилки…
- Ясно, - впереди стала вырастать небольшая точка космической глыбы. Пек включил опознавательную систему, и рядом с точкой возникли столбики цифр.
- Масса полмиллиарда тон, скорость 18 км/сек., - прочел Юрий, второй пилот. - Это серьезно. - Он включил свой дисплей и на нем высветился белый пунктир, упиравшийся в красноватую стенку.
Юрий стал колдовать над компьютером, а крейсер в это время начал отрабатывать свой второй поворот. Звезды в месте будущего столкновения замигали и исчезли - эффект, вызванный сгущением силового поля. Разгорающаяся точка метеорита поплыла по экрану, и вскоре исчезла за пятном сгустка поля. За ее передвижением можно было следить лишь по радару. Вот она подошла к границе "слоя", вот ударилась. Мгла в точке столкновения усилилась и тут же рассеялась. Метеорит уплывал за правую границу экрана.
- Прекрасно! - раздался возглас диспетчера. - Отлично срезали поле. После разворота 180, увеличение до предела скорости.
Корабль вошел в третий поворот. На минуту в верхнем углу мелькнула дымная трасса инверсионного следа, а за ним появился и сам хозяин. Это был небольшой пассажирский лайнер.
- Черт, - воскликнул Пек, - откуда он здесь?
- В этом же районе не должно быть посторонних кораблей…
- Пек, - окликнул Андрей, навигатор, - он пересекает нашу траекторию -6 и -4 в квадрате 5 бел 7 в опасной близости от кормы. Поэтому следующий поворот предлагаю сделать -4, а следующий -55.
- Ладно. Мартин, что там с лайнером?
- Этот лайнер забрел сюда из-за неисправности навигационной аппаратуры.
- Радируй ему, чтоб шел прежним курсом и с прежней скоростью. Мы меняем трассу.
Пек отключил автопилот и взялся за управление. Вдруг Юрий сказал:
- Предыдущие координаты поворотов не верны. Вот верные: первые - задержка 2 сек., второй через 20 мин., 13 сек. третий, и возвращение на 6 поворот.
- О'кей.
Прошло какое-то время, и корабль стал менять курс. Лайнер уплыл за левую кромку экрана. Слева мелькнул торпедный катер и через минуту у правой кромки примостился новый линкор, а чуть выше крейсер. Корабли успешно прошли 4, 5, 6 и 7 поворот и вышли на орбитальный маршрут.
Резко взвыли двигатели, и цифры на индикаторе скорости стали резко меняться. Линкор и крейсер ушли вперед, оставив "Серванца" догонять их.
- Да, - подал голос Юрий, - у них двигатели мощнее и они… Ой, что это?..
С идущими впереди кораблями начало твориться что-то невероятное. Их контуры задрожали и стали расплываться. Секунда, и они исчезли…
- Да что ж это творится?!
"Серванц" резко вильнул и пронесся над местом исчезновения кораблей. Ничего страшного не произошло. Он заложил вираж, на экране мелькнул крейсер, шедший за ним, и, сделав полный круг, снова лег на прежний курс. Вдруг справа вспыхнула зарница, и за ней из пустоты пространства стал вырастать, несущийся на полной скорости крейсер. Пек опять ушел в скоростной вираж и через несколько минут догнал тормозившего "Огенейца".
- Подумать только, - воскликнул Пек, - за две секунды пройти полуминутный путь!
"Серванц" отработал тормозной маневр и сделал полный круг. Юрий и Пек напряженно всматривались в проплывающую панораму. Линкора не было…


*Коза | *Кулинария | *Макроме | *Вязание | *Необычное в обычном | *Фантастика | *Фотомонтаж
*WEB-мастер | *Книги от автора | *Библиограф | *Сам себе лекарь |